Россия, г. Иркутск, бульвар Гагарина, 4    
igodkb@igodkb.ru   
Телефон Call-центра: +7 (3952)  728-771
Горячая линия по приему жалоб и обращений: моб. 8-950-060-09-38 (круглосуточно)
Отдел платных услуг: +7 (3952) 728-771 доб. 233
Городской телефон короткого номера (122) по вопросам COVID-19: +7 (3952) 438-265
Регистратура консультативно - диагностического центра (запись к специалистам): +7 (3952) 728-771 доб. 177

СМИ о нас
22
нояб

Иммунная поломка. Профессор Брегель о новом осложнении после ковида у детей

С момента появления дельта-штамма дети стали болеть ковидом в десятки раз чаще. В Иркутской области сейчас находятся под наблюдением свыше трёх тысяч детей с коронавирусом.

Инфекция у маленьких пациентов протекает по-разному, у кого-то и вовсе бессимптомно. Но есть и тяжёлые случаи, когда дети попадают в реанимацию. Иногда последствия болезни дают о себе знать только через 3-4 недели после перенесённого ковида. Именно в этот период развивается одно из самых опасных осложнений – мультисистемный воспалительный синдром, или ещё его называют Кавасаки-подобный. Лечат его кардиологи, поскольку при таком осложнении страдают сосуды сердца и других внутренних органов. Как говорят врачи, происходит иммунная поломка. По данным исследований, Кавасаки-подобный синдром возникает у одного из 4 тысяч детей, перенёсших ковид. Да, частота этого осложнения невелика, но оно протекает очень тяжело – в течение 2-3 дней, пока врачи и родители пытаются понять, что происходит с ребёнком, наступает критическое состояние.

Лечат таких пациентов в Иркутской областной детской клинической больнице. Большинство детей доставляют сюда санавиацией, сразу в реанимацию. С начала пандемии через кардиологическое отделение прошло уже 34 таких пациента. Абсолютно разного возраста – с первого года жизни до 18 лет. Сейчас на пике четвёртая волна пандемии – самая мощная из всех, детей она догонит через 3-4 недели. Это значит, что к началу декабря стоит ожидать массового поступления маленьких пациентов с Кавасаки-подобным синдромом.

 

Как родителям и медикам не просмотреть симптомы опасного осложнения, рассказывает главный детский кардиолог Иркутской области, профессор, доктор медицинских наук Людмила Брегель. Именно Людмила Владимировна стояла у истоков изучения болезни Кавасаки в России. Ещё 20-30 лет назад этот диагноз в нашей стране почти никто не ставил.

- Сейчас пандемия вызвала острый интерес к этой проблеме, все стали активно диагностировать Кавасаки-подобный синдром после ковида, хотя раньше никак не хотели признавать классическую болезнь Кавасаки в её классическом виде. Для меня это непонятный феномен, который я не могу объяснить, - говорит Людмила Брегель. 

Болезнь проявляется лихорадкой и шоком

 

- Людмила Владимировна, как распознать мультисистемный воспалительный синдром? И знают ли о новом осложнении педиатры на периферии? Ведь именно из районов поступают самые непростые пациенты, с госпитализацией которых затянули.

- Кто из врачей в курсе, кто-то нет. Мы периодически читаем дистанционные лекции для педиатров, но, к сожалению, трудно охватить всех, и новое не всегда легко усваивается. К тому же частота встречаемости такой патологии низкая. Если для нас это уже массовые случаи, то в конкретной поликлинике такой один – уникальный. Диагностировать мультисистемный воспалительный синдром очень сложно, его можно перепутать с другими тяжелыми острыми состояниями: пневмонией, сепсисом, кишечной инфекцией, онкологией, проблемами желудочно-кишечного тракта. Он проявляется высокой температурой, которая ничем не снижается, и почти молниеносно - в течение 2-3 дней развивается шок, на фоне которого наблюдается недостаточность многих органов. В первую очередь страдает сердце, нервная, дыхательная системы, желудочно-кишечный тракт. Из-за поражения сосудов ЖКТ возникают боли в животе, тошнота, рвота и симптомы, похожие на острые хирургические заболевания. Некоторые из детей даже попадают на стол к хирургу.

В нашей клинике с такими пациентами работает мультидисциплинарная команда – в диагностику и лечение пациентов вовлечены почти все службы – как диагностические, так и лечебные (ревматологи, гематологи, реаниматологи, хирурги, неврологи, нефрологи, службы сложной лабораторной, лучевой, функциональной диагностики, специалисты по ультразвуку, компьютерной и магнито-резонансной томографии). И выздоровление пациента зависит, без преувеличения, от всех врачей команды.

Для коллег из других лечебных учреждений здесь один совет: врачам нужно быть настороженными и помимо привычного диагноза ОРВИ, пневмонии думать о том, что может быть ещё и такое осложнение. Родителям нужно не тянуть и сразу обращаться за медпомощью, чтобы как можно раньше госпитализировать ребёнка. 

- Сколько времени уходит на выздоровление? И вообще возможно ли здесь полное восстановление?

- В основном дети восстанавливаются полностью. Но есть и очень тяжёлые случаи. Например, сейчас готовится к выписке 4-летняя девочка, которая пролежала у нас около полугода. У неё произошло необратимое поражение головного мозга. Когда ребёнка вылечили, головной мозг восстановиться уже не смог. Малышка выходит с тяжёлым неврологическим дефектом, потому что шок у нее развился молниеносно – в течение 1-2 часов.

Во время пандемии мы столкнулись с новыми особенностями сосудистой патологии, которая исследуется сейчас во всём мире. Её проявления часто возникают на фоне генетической  предрасположенности. Иногда можно разбиться в лепёшку, а ничего сделать нельзя, маленькую жизнь не спасти - этим медицина и трагична.

Противовирусные – зло?

- Правда ли, что развитие Кавасаки-подобного синдрома может быть спровоцировано неправильным лечением COVID-19, в частности приёмом противовирусных препаратов?

- Часто вирусные заболевания в домашних условия любят лечить так называемыми противовирусными препаратами, которые являются стимуляторами иммунной системы. В представлении обывателей противовирусный препарат – это препарат, убивающий вирус. Но в мире нет лекарства против всех вирусов, только от отдельных – например, от герпеса, гриппа. Большинство условно называемых противовирусными препаратов – это иммуностимуляторы, которые  увеличивают выработку некоторых активных компонентов  иммунного ответа. Считается, если ты принял такой препарат, клетки иммунной системы заработали лучше. И вот представьте себе, когда всё это ложится на ситуацию с Кавасаки-подобным синдромом, где тяжесть заболевания связана как раз с избыточным иммунным ответом. Фактически это подливание масла в огонь. В случае с другими заболеваниями эти «противовирусные» чаще всего просто неэффективны. В мире их никто не применяет.

- Почему тогда педиатры продолжают их выписывать при каждом чихе?

- Потому что стимуляторы иммунного ответа почему-то включены в нашей стране как обязательные препараты в алгоритм лечения обычных вирусных инфекций. Но при новой коронавирусной инфекции Covid-19, наиболее тяжелые формы которой протекают как раз  вследствие гипериммунного ответа, эта рекомендация может быть просто опасной.

- Сейчас идут споры о том, нужно ли детей вакцинировать от коронавируса. Как вы считаете?

- Конечно, нужно. От большинства особо опасных инфекций человечество спаслось вакцинами. Я не знаю, откуда у людей средневековое представление о чипировании и прочих мифах.

Главное – любить ребёнка

- Вы более 40 лет в педиатрии. Какой совет вы бы дали родителям, как врач, профессор, просто как человек.

- Любите своих детей. В этом залог здоровья, успеха ребёнка. Но важно, чтобы эта любовь была умной. Некоторые считают, что любить ребёнка – это его вкусно накормить и хорошо одеть. А вкусно накормить – это значит сводить в кафе фасфуда. Отсюда эпидемия ожирения и сахарного диабета.

Я за умную любовь, за доверие к ребёнку, за то, чтобы растить из него своего друга, а не фотомодель или профессионального спортсмена. Любовь к ребенку, воспитание открытости и доброты, и бесконечная вера в его творческие – именно творческие возможности.

- Как вы пришли в профессию, почему выбрали именно педиатрию?

- Случайно. В школе мне очень нравилась биология. Если бы я сейчас заканчивала медуниверситет, то, возможно, занялась бы теоретической биологией. Но все же увлеклась педиатрией и к концу обучения уже не представляла себя другим врачом. Мне тогда говорили: зачем ты идёшь в педиатрию, это самая нищая область медицины. А почему меня должно это интересовать, когда меня мне важен ребёнок сам по себе?! Общение с ребёнком доставляет удовольствие. Жажда жизни, радость жизни, исходящая от детей – это мощный источник энергии, который поддерживает и тебя.

Я всегда верила, что с обеспечением детского здравоохранения дела у нас улучшатся. И до си пор продолжаю в это верить. Надеюсь, я доживу до того дня, когда по Иркутской области будет летать много вертолётов санавиации. Врач сможет из любой территории вызвать санборт, который, прилетев в Иркутск, сядет на крышу нашей клиники, и ребёнок будет немедленно доставлен в ту реанимацию, которая наиболее отвечает его потребностям.

- Вы много учитесь, занимаетесь научной работой, являетесь членом различных международных профессиональных сообществ. Иркутск для вас не слишком мал и узок?

- В работе любого доктора многое зависит от коллектива, в котором он работает. Мне повезло - я  благодарна своим коллегам за возможность работать с ними, за то, что они относятся к своей работе   трепетно и творчески,  диагностируют и успешно лечат  эту сложную и коварную патологию. Это пианист может создать своё произведение один, а в медицине командная работа.

Аргументы и Факты Восточной Сибири

https://irk.aif.ru/health/medicine/immunnaya_polomka_professor_bregel_o_novom_oslozhnenii_posle_kovida_u_detey

Информация размещенная на сайте ГБУЗ ИГОДКБ несет исключительно ознакомительный характер и не является исчерпывающей !

Скачать шаблон для Joomla 3.4.
Скачать шаблон для Joomla 3.4.